Мастера        12 июня 2018        113         0

Мастера. Ирма и её иконы из бисера

Ирме семьдесят пять, но ее по-прежнему все зовут по имени. Возможно, из-за труднопроизносимого корейского отчества, а может быть, потому, что она несерьезна, несолидна и смешлива. У нее белоснежные коротко стриженые волосы, очки и ни одной морщинки на восточном лице, кроме «гусиных лапок» возле глаз - тех, которые от смеха.

Рисовать Ирма начала еще лет в сорок, сокрушаясь, что родители ошиблись с ее образованием. Впрочем, может быть, и не ошиблись – творить самостоятельно она не могла, хотя великолепно копировала классику и фотографии. Попытки написать портрет с натуры неизменно заканчивались провалом, зато мадонны Рафаэля и Леонардо смотрели с холста почти как настоящие. «Я умею только раскрашивать», – смеялась Ирма.

Когда развалился Советский Союз, и наша страна вспомнила о том, что была когда-то православной, Ирма решила покреститься. Зачем? Кто знает – отношения с Богом у каждого свои. В ее жизни появились посты и воскресные службы, а в творчестве – иконы. Лики архангелов и Божьей матери писать было проще, чем лица итальянских мадонн – не требовалось такой игры светотени, объемности и натуралистичности. Лики были строже, фигуры схематичнее, перспектива искажена, а пейзажи совсем условны, но для художника-декоратора, которым, по сути, была Ирма, православная икона предоставляла еще одну область для творчества – оформление оклада. Сначала это были натуральные камни, из которых делалась рамка, потом появились бусы, стразы и, наконец, бисер.

Ирма, иконы из бисера

Есть что-то волшебное в светящихся изнутри крохотных шариках бисера, на них хочется смотреть, их хочется трогать – очень осторожно, кончиками пальцев. Наверное, завораживающий эффект создания цельного образа из отдельных видимых элементов объясняется знанием человека о том, что и он, и все сущее сотворено из мельчайших частиц.

Обычно мы не задумываемся о молекулах и атомах, глядя на цветы или людей, но вспомните – песок, из которого состоит бархан, собранные в водопад капли воды, снежинки, каждая из которых уникальна… Восприняв картину целиком, мы обращаемся к деталям, и чем мельче детали, чем внимательнее мы их разглядываем, тем глубже, как нам кажется, постигаем суть творения и замысел Творца. И неизменная волна восхищения настигает смотрящего, и замирает он в благоговении, и потрясен его разум, когда приходит осознание, что из капель складываются океаны, из пыли и песка – пустыни, а из снежинок – сверкающие вечные льды взметнувшихся к небу горных вершин.

Ирма, иконы из бисера

Дорога к храму

Любому художнику нужен зритель. Взявшись за православную тематику, Ирма надеялась найти своего «зрителя» в церкви. Красота ее работ действительно поражала – бисером было выложено все, кроме ликов и рук. Из мельчайших бусинок были выполнены складки одежды, золотом сияли нимбы святых, панно из полудрагоценных камней изображали землю, облака и растительность; крылья ангелов сверкали, оттеняя их печальные лики, а сюжетные атрибуты – чаши, книги, кресты – действительно становились центром композиции. Вдохновленная успехом у домочадцев, Ирма пошла в церковь.

Штатный храмовый иконописец был краток: «Я учился этому двадцать лет, а вы сделали пять картинок и уже благословения хотите».

Ирма, иконы из бисера

Ирма плакала неделю. Каждый раз, проходя мимо развешанных по стенам квартиры своих работ, она начинала плакать. Она не рыдала в голос, не жаловалась – просто начинала шмыгать носом и лезла в карман за платком. За очками слезы не так заметны.

У этой истории счастливый финал. Семидесятилетняя корейская старушка не перестала ходить по воскресеньям в церковь, не убрала подальше с глаз свои работы и не завязала с творчеством. Она сделала то, чего от нее ожидали меньше всего – пошла в школу иконописи. К ее огромному удивлению и радости, иконопись оказалась тем самым «раскрашиванием», которое так хорошо у нее получалось. Возможно, для кого-то это будет открытием, но современная икона – трафарет, расписанный в соответствии с каноном, и для того, чтобы стать иконописцем, совсем не обязательно быть художником. В школе иконописи, которую посещала Ирма, были взрослые люди, взявшие в руки кисточку первый раз в жизни.

Ирма, иконы из бисера

Экзамен в школе был сдан, диплом получен. Теперь бисер украшал иконы, сделанные по всем правилам – на покрытых левкасом досках, написанные натуральными красками и с молитвой. Еще долго Ирма не могла заставить себя отнести их в храм, но когда решилась, все было по-другому. Молодой батюшка из сельской церкви работы освятил, на дальнейшее творчество благословил и заказал Ирме двадцать икон к православным праздникам.

Сейчас перед ее иконами ставят свечи и молятся прихожане церкви Рождества Христова в подмосковном поселке Родники. Ее зовут Ирма Ким, ей семьдесят пять лет, и она – моя мама.

Автор: Екатерина Ким (Pavarotti)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщество плотников

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять